Отправить отзыв
Ваш e-mail*
Письмо*

Николай Пу́гач

//психотерапевт, психолог//

Изменения и сопротивление изменениям


Почему и как люди достигают изменений в жизни и в психотерапии в частности?

 

И почему иногда люди не меняются, даже если очень этого хотят? Что этому способствует?


Вопросы эти достаточно объемные и глубокие, и настоящая статья является лишь попыткой обозначить интерес к данной тематике.

Итак, вы когда-нибудь задумывались над тем, как вы достигаете целей?

Многим знакома ставшая уже классической модель достижения целей, которая часто используется, в том или ином виде, в коучинге или в НЛП. Это модель, получившая название Т.О.Т.Е. (Test - Operate - Test – Exit). Аббревиатура Т.О.Т.Е. в переводе с английского расшифровывается как: Тест-Операция-Тест-Выход. Одно из базовых утверждений этой модели заключается в том, что цель достижима только при наличии ее точного описания. Если сказать несколько упрощенно, то чтобы достичь цели нужно сначала создать образ желаемого результата, проверить его на экологичность, подключить необходимые ресурсы, и вперед к желанному результату. При этом нужно время от времени сверять свои действия с тем результатом, который описан как цель. И если что-то идет не так, то менять стратегию. Это очень интересная и вполне работающая модель достижения цели. Я думаю, многие с ней знакомы, если же нет, то в интернете можно найти достаточно хороших материалов по ее описанию. Подробный разбор этой модели не входит в задачи этой статьи. Единственное, что надо сказать, эта модель не была придумана кем-то как что-то новое, а является просто хорошим описанием опыта людей, которые успешно достигали своих целей. Возможно, вы именно так и поступаете, даже не зная, как это называется.
 
Итак, чтобы достичь цели вы сначала строите подробный образ достижения, а затем просчитываете последовательные шаги, которые вам нужно сделать на пути достижения результата. Звучит отлично. Всегда ли это у вас получается? Вопрос риторический. Конечно, нет.
 
Далее я хочу рассказать о том, что может мешать на этом пути. А в конце рассказать еще об одной модели изменений, часто используемой в гештальт-терапии – парадоксальной теории изменений Арнольда Бейссера.
1. "Собачья" дихотомия

Фриц Перлз – создатель гештальт-терапии, называл это расщепление, присущее практически каждому человеку: «Собака-сверху» и «Собака-снизу», а иногда «Обвинитель» и «Слабак». Уместно также, на мой взгляд, сравнение этих двух личностных тенденций с «Родителем» и «Ребенком» Эрика Берна. 
 
«Обвинитель» («Собака-сверху», «Родитель») всегда знает как должно быть и что нужно делать. «Слабак» («Собака-снизу», «Ребенок», «Саботажник») хочет, чтобы его оставили в покое, играет в беспомощность или в видимость усилий. Между ними идет постоянная борьба. Как заметил сам Перлз: «Таким образом, "Собака-сверху" и "Собака-снизу" по-своему стремятся добиться контроля. Подобно каждому родителю и ребенку, они борются друг с другом за власть». Как ни странно чаще всего побеждает «Слабак» или «Саботажник». Хотя он и выглядит слабым, но у него реально больше сил для сопротивления.
 
Например, вы наконец-то решили заняться спортом, купили абонемент в спортзал и даже уже сходили на несколько занятий. Вроде бы все идет хорошо, но обязательно наступает момент, когда идти на очередную тренировку вам не хочется. И тут в дело вступает ваш «Саботажник». Он начинает постепенно уговаривать вас, что сегодня можно не пойти, что вы устали, что если пропустить один раз, то ничего страшного не будет и т.д. и т.п. Возможно, вы игнорируете его предложения один раз, другой, но потом соглашаетесь с его аргументами. Пропускаете тренировку. Может быть, даже испытываете некоторый дискомфорт по этому поводу, ругаете себя. Потом убеждаете себя, что в этом нет ничего страшного. Но на следующую тренировку уговорить себя ещё сложнее… В итоге вы возвращаетесь в свое привычное, комфортное состояние, решая, что спортом займетесь чуть позже. Все, «Собака-снизу» одержала победу.
 
Для примера я взял занятия спортом, вы же можете вспомнить свои собственные благие начинания, я думаю, они найдутся.

2. Нарциссический вектор личности

Нарциссическое устройство личности расщепляет нас между двумя полюсами: грандиозность и ничтожность. Этот вектор представлен в каждом из нас, но если он выражен ярко, то человека будет «бросать» от одного полюса к другому, причем без какой-то обозначенной середины между ними. Он будет как бы разделен между ними. И самое избегаемое для него чувство, будет чувство стыда, т.е. он будет делать все, чаще всего неосознанно, чтобы избегать это чувство.

Как это может выглядеть?

Например, мне предстоит провести мастер-класс для коллег. Допустим, что у меня есть представление о себе как об "офигенном" специалисте. Ну, просто я лучший из лучших. И моя грандиозность, в моей голове естественно, достигает просто таки вселенских масштабов. Или, по крайней мере, я считаю, что должен быть таким. Я отождествляюсь, таким образом, с полюсом грандиозности. Но я где-то догадываюсь, что другие люди могут так и не считать. И я догадываюсь, что на мастерской я могу столкнуться с их оценкой меня и того, что я делаю. И эту предполагаемую оценку я, опять же в своей голове, беру из другого полюса – полюса ничтожности. Т.е. я начинаю проецировать этот полюс на других людей, что они, например, подумают: «ну что за урод тут такой пришел, говорит какую-то ерунду, какой он жалкий и ничтожный». И такая оценка вызывает у меня сильное чувство стыда. А стыд для меня самое страшное, болезненное и избегаемое чувство. И я естественно уже не хочу идти и проводить мастерскую, потому что где-то в глубине души я уверен, что именно так меня и оценят. Ужас! Но у меня же есть еще моя «собака-сверху», которая в чем-то похожа на грандиозную часть, и она говорит: «Ну что ты там боишься, ты должен это сделать, иди и делай жалкий слабак»! Я как бы начинаю заставлять себя это сделать, при этом моя вторая часть, назовем ее «собака-снизу», начинает тихонько, но мощно сопротивляться этому. Я оказываюсь в ситуации замешательства и внутреннего конфликта. И начинаю избегать это действие. Например, звоню организатору и говорю, что я не могу прийти, по каким-то причинам. Но даже если я не избегаю и прихожу на мастерскую, то, если я расщеплен нарциссически, для меня это просто героический поступок. Я испытываю страх стыда и я очень сосредоточен на собственной персоне и на том, как меня могут оценить. Вместо того чтобы сосредоточится на контакте между мной и другими, на том, что я хочу сказать, какие идеи я хочу донести. В любом случае я буду испытывать достаточно сильный дискомфорт.
 
И это хроническое избегание мнимого поражения, унижения и стыда, часто служит основой для такого явления как прокрастинация - хронического откладывания на потом, избегания выполнения важных дел. Такая же динамика часто скрывается и за страхом публичных выступлений.
 
Из-за внутреннего напряжения по поводу достижения значимых целей, а они, как правило, связаны с взаимодействием с другими людьми, постепенно может пропасть желание эти цели перед собой ставить. Знакомо ли вам это?

3. Депрессия и тревога

Если у человека выраженная депрессия и/или тревога, то ему точно не до достижения целей, это понятно. Я хочу рассказать о субдепрессивных и субтревожных состояниях, которые могут возникнуть в силу разных причин. Обычно при таких состояниях человек внешне может выглядеть вполне благополучно и даже сам не осознавать, что с ним происходит.
.
Как известно главным симптомом депрессии является ангедония – снижение способности или полная невозможность переживать такое чувство как радость. Снижение возможности испытывать радость имеет ряд последствий. Во-первых, постепенно уменьшается количество желаний и их интенсивность. А зачем чего-то хотеть, если это все равно не порадует? Как пишут в опросниках на депрессию: «прежние занятия перестали приносить такое же удовольствие как раньше». Нет желаний, соответственно снижается сила жизненной энергии. Энергия (эмоциональная и физическая) вырабатывается организмом под конкретные цели и задачи. А если нет желаний или они не яркие, то зачем тогда энергия? Человек чувствует себя почти все время уставшим, ослабленным. Постепенно появляется ощущение некоторой бессмысленности, механистичности жизни. Обычно мы проецируем некоторые наши желания в будущее, ставим цели, ожидая, что достижение принесет нам радость и удовлетворение. При депрессивных состояниях желания исчезают и проецировать в будущее становится нечего. Отсюда и ощущение бессмысленности. Какой смысл хотеть чего-то, если это не радует? Более того, у нас обычно имеются несколько вариантов развития будущего. Первый оптимистичный, который показывает нам, куда мы хотим попасть. Второй – пессимистичный, который дает нам знать, чего следует избегать. И бесчисленное множество вариантов, располагающихся между этими двумя полюсами. При сниженном настроении оптимистичный прогноз исчезает, кажется нереальным (в силу затруднения доступа к чувству радости), а вот пессимистичный прогноз остается (при неглубоких депрессиях инстинкт самосохранения никуда не исчезает). Соответственно будущее может казаться не просто бессмысленным, но и тревожно пугающим. А если субдепрессивное состояние сопровождается тревогой, то постоянных негативных оценок не избежать.
 
Например, женщина пытается избавиться от избыточного веса. В принципе всем понятно, чтобы сбросить вес расход ккал должен быть больше, чем поступление. Достигается это обычно более рациональным питанием и регулярными физическими нагрузками. Поступление снижается, расход увеличивается, вес начинает уходить. Казалось бы чего проще? Но все знают, что так происходит далеко не всегда. Сейчас я не хочу касаться психологических регуляторных функций избыточного веса, а хочу рассмотреть эту проблему именно с точки зрения наличия субдепрессии и тревоги.
 
Итак, если присутствует постоянная тревожность, то принятие пищи очень простой и эффективный способ с ней справиться. Особенно на ночь, когда ничего не отвлекает от тревоги, как в дневное время. Тревога попросту заедается. А еще пища – это один из самых простых и надежных способов получить удовольствие. А при субдепрессии наблюдается приличный дефицит радости. Поэтому рационализация питания (я использую этот термин, так как слово диета часто ассоциируется с какими-нибудь дикими и нефизиологичными способами похудения) приводит к росту тревожности, напряжения, снижению настроения. Физические нагрузки тоже трудно сделать регулярными, так как, во-первых, есть постоянное снижение энергии и усталость, а, во-вторых, чувство радости от занятий спортом получить невозможно (безрадостность проявляется и здесь). Человек может выдерживать напряжение какое-то время на силе воли, но потом, как правило, следует срыв. И это превращается в своеобразный порочный круг. И выход из него тесно связан с выходом из тревожно-депрессивного состояния.

Это очень краткий перечень того, что может помешать достижению целей. А еще цели могут быть «чужие», взятые у других, а не свои собственные. Или же переживание успеха, в силу ряда причин, может неосознанно казаться неприятным переживанием. В этой статье мы не сможем рассмотреть все возможные варианты.

Как же происходят изменения в психотерапии?

Здесь я хочу сказать пару слов о парадоксальной теории изменений Арнольда Бейссера, на которую мы часто опираемся в гештальт-терапии при понимании и описании процесса изменений. Вначале я позволю себе цитату из статьи самого Бейссера, где он описывает свою теорию:
 
«Коротко сформулированная, она заключается в следующем: изменение происходит тогда, когда некто становится тем, кто он есть, но не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является. Изменение происходит не в результате принудительных попыток индивида измениться или другого лица изменить его, оно происходит в том случае, если индивид затрачивает время и усилия на то, чтобы быть тем, кто он есть - т.е. быть полностью вовлеченным в свое текущее положение. Посредством отказа от роли творца изменения, мы придаем значительность и упорядоченность  тому изменению, которое может произойти».
 
Если говорить простыми словами, то человек приходит к психотерапевту как бы «зависшим» между двумя состояниями. Между тем, «каким я хочу быть, но не знаю, как туда попасть» и «какой я есть сейчас, но мне это не нравится, и я не хочу с этим отождествляться». И в этом «зависшем» состоянии человек не имеет «опоры» для дальнейших действий. Он не там и не здесь. 
 
Парадоксальность же заключается в том, что психотерапевт отказывается от роли «делателя изменений», а наоборот призывает клиента полностью идентифицироваться и прожить тот опыт, которого он старательно пытается избежать. Удивительно, но только когда человек полностью становится тем, кем он является на самом деле в настоящий момент, у него появляется энергия и опора для необходимых изменений.
 
Попытаюсь выразить эту идею на примере не из психотерапии. Один мой знакомый, человек очень хороший и приятный в общении, имел склонность одеваться просто вызывающе безвкусно. Не могу сказать, что я специалист в мужской моде. Более того, считаю, умение сочетать на себе различные предметы гардероба не просто не самым важным, а не важным вообще. Однако сочетание кроссовок, брюк со стрелками и спортивной кофты даже у меня вызывало легкую улыбку. В силу некоторых причин мы не виделись с моим приятелем около полугода. Встретив его снова, я был удивлен. Я наблюдал перед собой молодого, очень стильно и со вкусом одетого мужчину. В процессе общения я спросил его, что произошло с его одеждой и с его вкусом? Он, нисколько не смутившись, ответил: «Ты знаешь, я признал, что у меня его нет. Перестал бороться с женой и позволил ей самой выбирать мне вещи. Результатом я очень доволен». Парадоксально, но чтобы начать одеваться со вкусом, моему товарищу сначала нужно было признать, что вкуса у него нет. Это высвободило энергию, которую он раньше тратил на доказательство обратного, и позволило принять необходимое решение. 
 
Во время психотерапии люди тоже часто держатся за идеи и образы себя, которые давно отжили свое и только мешают им меняться, достигать поставленных целей. Задача психотерапевта в таком случае не показать «правильный путь» ведущий к счастью, а помочь найти ресурсы в избегаемых чувствах, желаниях, действиях. А дальше каждый уже идет своим путем.
 
 
Николай Пугач
психолог, психотерапевт
г. Ижевск


Источники, использованные при написании статьи:

1. Бейссер А. Парадоксальная теория изменений // Журнал практического психолога (специальный выпуск: Восточно-Европейский Гештальт Институт). - 2003. - N.3. - с.95-100.

 

2. Перлз Фредерик. Гештальт-семинары. Гештальт-терапия до-словно - Курс семинаров - М. - Академический проект - 2008 г. - 325 с. 

Аня # 1 февраля 2015 в 19:14 +1
Полезная и немного забавная статья, было интересно читать, спасибо!