Отправить отзыв
Ваш e-mail*
Письмо*

Николай Пу́гач

//психотерапевт, психолог//

Первый ребенок в семье


Появление первого ребенка в семье - это прекрасное радостное событие для большинства пар, естественное продолжение отношений между двумя любящими людьми (здесь я не рассматриваю дисфункциональные семейные ситуации, когда ребенок, например, служит целью удержания партнера). Однако, помимо радости родительства, пара может столкнуться с некоторыми затруднениями психологического характера, возникающими при рождении первенца. В этой статье, я хочу перечислить некоторые из них, не претендуя на полноту описания, так как психологический узор каждой семьи всегда индивидуален. В основном я хочу рассмотреть первые два-три года жизни семьи, после появления ребенка на свет.


Было два, стало три.


В здоровом варианте отношений созданию семьи предшествует период влюбленности. Влюбленность – это период сильного очарования другим человеком. Именно влюбленность позволяет сделать шаг к близости, когда люди решают быть вместе, создать пару. Это период некоторой "слепоты" к партнеру, незамечания «углов» и «шероховатостей» в характере, поведении реального человека, но он очень важен, иначе шаги навстречу друг другу были бы невозможны. Потом, и это вполне нормальная ситуация, наступает период разочарования. Он очень важен для любых отношений, это проверка реальностью: могу ли я и хочу оставаться в отношениях с реальным другим человеком, а не с моими фантазиями о нем? Насколько переносим для меня неизбежный зазор между моими ожиданиями и тем, что происходит? Если этот зазор не слишком велик и партнеры способны проживать разочарование, то появляется возможность строить более-менее реальные отношения, привязываться, любить, при этом конфронтировать, отстаивать свои границы, смиряться, снова очаровываться и разочаровываться. Одна из самых ценных вещей, которая может произойти в паре и которая будет способствовать развитию здоровых отношений - это возможность проживать неизбежно возникающее время от времени напряжение. Оставаться в контакте друг с другом, не игнорируя различия, не замыкаясь, позволяя себе проживать обиды, злость и бессилие от невозможности немедленно изменить себя или партнера, в надежде (а потом это может стать реальным опытом), что это приведет к разрешению кризиса и отношения выйдут на новый уровень близости и любви.


Итак, в диаде (системе из двух людей) устанавливается некоторое равновесие: партнеры "притерлись" друг к другу, обозначили свои границы и роли (проговоренные и негласные), приняли решение оставаться вместе и решение о рождении ребенка. Осознанно оставим в стороне период беременности, так как его описание не входит в задачи этой статьи, и перейдем сразу к появлению третьего элемента системы - долгожданного младенца. В психологии такая ситуация называется триангуляция. Система (простите за этот технический термин по отношению к семье) выходит из равновесия. Жить по-старому уже невозможно, необходимо найти новый баланс, новые точки опоры и границы. Это нормальный семейный кризис, который можно пройти по-разному. Многие семьи хорошо справляются с этой ситуацией и тогда их отношения переходят на новый уровень развития, система обретает новое равновесие. В некоторых парах часть затруднений не разрешается, и тогда они могут "тянуться" в другие периоды жизни семьи, создавая ту или иную степень хронического  напряжения. А иногда пара не в состоянии разрешить этот кризис, что приводит к ее распаду.


Вот некоторые возможные затруднения на этом этапе.


1. Новые роли и старый опыт.


Готовность к родительству, с моей точки зрения, определяется не только и не столько наличием у супругов уже существующих ресурсов и способностей, как, например, материальные возможности, ответственность, желание рождения ребенка и т.п., хотя это тоже очень важно, сколько готовностью переносить напряжение неопределенности и незнания как находиться в новой роли, способностью осознавать себя и ситуацию, не стремясь немедленно найти "правильные" ответы на возникающие вопросы.


Вступление в новые роли «отца» и «матери» нередко актуализирует хранящийся на задворках бессознательного (т.е. не вполне осознаваемый) опыт детских отношений с собственными родителями своего и противоположного пола. Иногда в этом опыте содержатся травмирующие или незавершенные ситуации, которые могут неосознанно влиять на отношения в собственной семье.


В детстве у каждого из нас существует потребность увидеть своих родителей идеальными, сильными и всемогущими, которые могут защищать, направлять, любить, быть с нами в эмоциональном контакте, соблюдать наши границы. Именно увидеть, вовсе не обязательно, чтобы родители в точности соответствовали этому идеалу, это и невозможно, так как родители являются живыми реальными людьми, а не сказочными героями. Эта потребность в идеализации важна для того, чтобы ребенок мог почувствовать себя любимым и защищенным, и сохранить это ощущение на протяжении жизни. С другой стороны, ребенку важно сталкиваться с реальностью родителей, переживать некоторое разочарование в них, постепенно принимая их обычными людьми, которые достаточно хорошо (но не идеально!) заботились о нем. Тогда и ожидания от супруга в новой роли родителя могут быть вполне реалистичны.


Естественно так происходит не всегда. Родитель, особенно противоположного пола, может быть слишком отстраненным или наоборот слишком навязчивым, страдать алкоголизмом, расстройствами поведения, в конце концов, его может просто не быть. Тогда потребность в идеализации может остаться неудовлетворенной и проецироваться в виде нереалистичных ожиданий на супруга (быть похожим на идеального родителя), особенно после рождения ребенка. В этом случае простые обиды, которые естественно могут возникать между людьми, получают сильную подпитку из неосознаваемых источников детства.


Как это может проявляться?


Например, жена, которая росла без отца, после рождения ребенка постоянно обвиняет супруга в немужественном поведении, в полном отсутствии помощи с его стороны, сильно злиться на него, обижается, разочаровывается. До рождения ребенка как мужчина он ее вполне устраивал. В процессе психотерапии женщина понимает, что неосознанно сравнивает мужа с образом идеального отца, который когда-то она себе придумала, и которому реальный мужчина не может соответствовать. Это понимание позволяет ей увидеть, что муж старается ей помогать и заботится о ней, не идеально, а так как может. После этого супруги могут уже более спокойно обсуждать свои отношения и желания.


Может случиться и так, что в отношениях со своими родителями один из супругов (или оба) не просто ощущали нехватку чего-то, а получили травмирующий опыт, который активизируется после вступления в новую роль
.


Например, мужчина, говорит о том, что не может переносить плач ребенка, в эти моменты он чувствует бессилие, злость, отчаяние, ему куда-нибудь хочется убежать, он обвиняет супругу, что она плохо заботится о младенце, что он постоянно плачет. После некоторой психотерапевтической работы мужчина вспоминает, что в детстве его часто жестоко избивал отец, а он ничего не мог с этим сделать, чувствовал себя беспомощным, злился на мать, которая не защищала его. Этот опыт он стал проецировать на недавно рожденного сына, его плач (обычный для детей) ассоциировался у него с собственным детским опытом беспомощности и он злился на жену (как в свое время на маму), что она недостаточно заботится и защищает сына.


2. "Запретные" чувства.


Ситуация появления ребенка в семье может вызывать у обоих супругов чувства, которые обычно считаются социально неприемлемым и неуместными. Многие считают, что ребенок должен вызывать любовь, радость,нежность и даже восторг. Конечно, эти чувства сопровождают нормальный процесс родительства, но у любой монеты есть две стороны.


Как ни странно, рождение ребенка - это еще и ситуация утраты для обоих родителей и для каждого из них в отдельности. Старый мир, где пара могла себя чувствовать свободно, наслаждаться жизнью, заботиться только о собственных интересах, развлекаться, а если что-то пойдет не так, расстаться, оказывается потерян. Теперь оба супруга накрепко связанны и с ребенком и между собой, и это может вызывать весь спектр чувств процесса горевания. Только на эту сторону принято обращать меньше внимания.


Например, мать, особенно если она кормит грудью, огромную часть времени вынуждена посвящать младенцу, отодвигая многие свои потребности на второй план. Это может вызывать естественную злость, признать которую бывает нелегко. Правда, как можно злиться на собственное желанное чадо? Нельзя же злиться на того, кого любишь, и кто не сделал тебе ничего плохого? Нередко эта злость смещается на супруга, так как ему агрессию выразить проще, чем ребенку. И повод всегда найдется: например, можно обвинить в недостаточном внимании и в отсутствии помощи. Это не значит, что все претензии к супругу будут необоснованными, просто если они подпитываются плохо осознаваемым источником - агрессией к ребенку, то конструктивно разрешить их бывает достаточно сложно.


У супруга в свою очередь тоже может возникать ревность и злость по отношению к ребенку. Время, забота и любовь, которые раньше предназначались ему, теперь большей частью достаются новорожденному. И эти чувства тоже сложно признавать, так как они выглядят "неправильными" и морально неприемлемыми. Естественно, чаще всего адресатом этих чувств становится вторая половина
.


В этот период супруги нередко начинают конкурировать друг с другом за то, кто из них больше устает: жена, проводящая большую часть времени с ребенком, или муж, проводящий время на работе, зарабатывающий деньги на содержание семьи. У супругов может даже появляться зависть друг к другу, если каждый считает, что ситуация другого является более легкой. Привычный уклад нарушается, дом перестает быть местом для отдыха, превращаясь в место родительского труда.


Непризнание этой новой ситуации и этих условно негативных чувств блокирует возможность супругов поддерживать друг друга, оказывать посильную помощь. Вместо этого появляются обиды и взаимные обвинения.


Удивительно, но легализация этих и других запретных чувств в паре, позволение грустить и сожалеть о времени до рождения ребенка, позволяет принять новую ситуацию гораздо быстрее, дает появиться радости, любви и заботе друг о друге, и о ребенке, чем когда эти чувства вытесняются и не обсуждаются в семье.


3. "Принуждение" к близости.


В принципе, это продолжение предыдущего пункта. Супруги оказываются в ситуации зависимости от ребенка, так как он сильно зависит от них, нуждается в их заботе. Некоторые люди воспринимают такую ситуацию, как болезненное ограничение свободы, часто это имеет под собой неосознаваемый страх близости, за которым могут стоять детские травмы. Сама ситуация рождения ребенка побуждает супругов к близости и в прямом смысле, и в смысле эмоционального сближения, некоторые могут воспринимать это как опасность.


Например, мужчина начинает искать связи на стороне, сомневаться в правильности своего выбора супруги, рационально объясняя это недостатком внимания. Иногда, в процессе психотерапии, он может обнаружить, что таким образом он пытается защититься от сильного чувства привязанности к жене и ребенку, неосознанно перенося в настоящее свое прошлое, где у него была очень вторгающаяся, нарушающая его границы мать, и близость у него стала ассоциироваться с нарушением его свободы.


Или женщина вдруг начинает вести себя так, что супруг начинает ощущать, что ему трудно оставаться в отношениях, когда к нему предъявляют столько претензий. Он задумывается о разводе. В процессе психотерапии выясняется, что в детстве отец женщины ушел из семьи, перестав общаться с дочерью, фактически бросил ее, и эта непрожитая боль побуждает ее вести себя с мужем по принципу: "уж лучше я отвергну вперед, это менее больно, чем еще раз бросят меня", парадоксальным образом создавая предпосылки для повторения детской ситуации брошенности
.


4. "Охлаждение" в сексуальной жизни.


Нередко пары отмечают, что после рождения ребенка страсть в сексуальных отношениях немного угасла, а иногда занятия сексом и вовсе превращаются в тяжкое исполнение супружеского долга для одного или обоих партнеров. Причины этому могут быть разными, опишу только две, на мой взгляд наиболее часто встречающиеся.


Первая напрямую связана с перечисленными выше пунктами. Обиды, агрессия, отвержение, которые не осознаются и не проговариваются в паре, никуда не исчезают, а просто проявляются в сексуальной сфере, принимая форму нежелания секса с партнером, недостаточного возбуждения, а иногда даже отвращения. Просто в этом семейном симптоме выражается то, что в силу разных причин не может быть выражено и разрешено супругами в своих отношениях.


Вторая возможная причина отсылает нас к азам психоанализа. Неосознанно супруг противоположного пола может начать отождествляться не только с мужчиной или женщиной, но и со своей новой ролью отца или матери. Происходит своеобразное расщепление между сексуальной страстью и нежными чувствами к партнеру. Неосознанно женщина может ассоциироваться у мужчины с образом матери, и наоборот, мужчина может бессознательно отождествляться для женщины с образом отца. Возникает внутренняя путаница. Супруги могут говорить о том, что по-прежнему относятся друг к другу с теплом и нежностью, но влечение и страсть куда-то ушли. И это не удивительно, естественный запрет на сексуальное влечение к родителям глубоко укоренен в нашей психике, и если супруг неосознанно ассоциируется с родителем противоположного пола, то сексуальности просто не остается места.


5. "Вторжение" родителей супругов в границы семьи.


В нашей культуре принято принимать помощь от собственных родителей. Часто в этом есть реальная необходимость, бабушки и дедушки могут оказывать помощь супругам с ребенком, хотя бы немного освобождая их от "груза" родительства, беря часть заботы о ребенке на себя, позволяя мужчине и женщине заняться друг другом и собой. Тогда, уже отделившаяся от родительских семейных систем, новая семья вынуждена вновь переживать влияния на свои границы и устои. Не всегда это влияние положительно. Иногда, из благих побуждений, родители пары пытаются урегулировать затруднения в отношениях между супругами, например, поддерживая "праведную" обиду и обвинения в адрес одного из супругов, или наоборот, призывая терпеть и не обращать внимания на что-то. И тот и другой вариант может способствовать тому, что супруги просто сбрасывают напряжение, не позволяя ему размещаться в отношениях (в виде "трудных" разговоров,  разногласий и конфликтов), и тогда это не приводит к изменению ситуации. Это кризис, с которым супругам лучше справляться самим, без вмешательства родителей, потому что только они и способны его преодолеть и выйти на новый уровень функционирования их семейной системы.


Итак, рождение первого ребенка - это и радость, но и кризис для любой семьи. Разные семьи справляются с этим по-разному, а иногда этого напряжения становиться настолько много, что одному из супругов или обоим кажется проще разойтись, чем пытаться что-то с этим сделать. И нередко только наличие совместного ребенка удерживает пару от развода.


В принципе в такой ситуации, когда пара остается в отношениях только из-за ребенка, нет чего-то ужасного, если это не затягивается на длительный срок. Это дает шанс, не избегая напряжения и острых углов, пробовать разговаривать друг с другом. Важно, чтобы супруги в этот период не убегали от сложных чувств, болезненных разговоров, конфронтации и выражения недовольства, при этом пытаясь понять позицию другого и собственные мотивы, чувства и желания. Также важно, чтобы супруги могли выдерживать ситуацию бессилия и неопределенности, так как отношения не меняются немедленно. Некоторые пары или кто-то один из супругов пользуются помощью психолога или психотерапевта, для лучшего прохождения семейного кризиса. Конечно, не все семьи проходят этот период, оставаясь вместе, иногда этот может закончиться разрывом отношений между партнерами, и иногда это единственный приемлемый вариант развития ситуации.

Психотерапевт, семейный психолог

Николай Пугач

Анна # 30 ноября 2015 в 17:05 +1
Николай, спасибо за интересную и очень эстетичную статью! Я в ней нашла для себя ценность умения выдерживать напряжение и неопределенность в отношениях. Раньше я об этом не задумывалась:)
Николай Пугач # 3 декабря 2015 в 01:03 0
Спасибо, Анна!