Отправить отзыв
Ваш e-mail*
Письмо*

Николай Пу́гач

//психотерапевт, психолог//

Работа с запросом клиента


Гештальт-терапия относится к гуманистическим направлениям психотерапии и психологии, соответственно, гештальт-подход принципиально не технологичен. Однако, есть некоторый набор навыков, которые участники программы подготовки гештальт-терапевтов должны освоить в процессе обучения.


Навык работы с запросом клиента является одним из базовых и важных умений, которые осваивает психолог или психотерапевт в процессе первого года обучения гештальт-терапии, наряду с такими навыками как способность переносить неопределенность, работа с полярностями, навыки работы с механизмами прерывания контакт, навыком построения и использования эксперимента и многими другими.


С моей точки зрения работа с запросом клиента складывается из нескольких элементов:


•    Определение первичного запроса ("фасадная проблема") - это то, что клиент и так уже давно знает о себе и о своей ситуации. Это знание никак не связанно с возможностями для разрешения проблемной ситуации. Многое из того, что имеет отношение к реальным затруднениям клиента, в озвучивании фасадной проблемы просто не присутствует, так как у клиента отсутствует возможность посмотреть на ситуацию с метапозиции. У клиента складывается стереотип восприятия ситуации, в котором отсутствуют возможности для ее разрешения, собственно это и привело его к специалисту. Например, клиент рассказывает, что у него низкая самооценка, или, что у него депрессия. Это мало что говорит о реальных затруднениях клиента. Однако этот этап (а работа над фасадной проблемой может длиться несколько встреч) очень важен и для клиента и для терапевта. За это время клиент присматривается к терапевту, а терапевт к клиенту. И за эти несколько встреч у них могут установиться доверительные отношения того уровня, который необходим для создания рабочего терапевтического альянса, для работы с реальным запросом клиента. И тогда фасадный запрос переформулируется в реальный, например, «как мне проживать отвержение», «как отвергать самому», «как мне устанавливать близкие отношения с другими людьми» и т.д.


•    Прояснение фона – с чем в жизни клиента связанна проблемная ситуация, как давно она существует, кто еще в нее вовлечен, пытался ли клиент решить ее раньше и каким образом, что подтолкнуло его обратиться за помощью именно сейчас и т.д.


•    Особенности контакта клиента с терапевтом в актуальной ситуации,  относящиеся к описываемой проблеме. Какие механизмы регуляции границы контакта преимущественно использует клиент во взаимодействии с терапевтом? Как они могут быть связанны с его затруднениями в проблемной ситуации? Например, клиент рассказывает психотерапевту, что чувствует себя одиноко, даже в компании людей, ему кажется, что его не замечают и не понимают. При этом он не смотрит на психотерапевта, всячески избегая зрительного контакта, говорит тихим монотонным голосом. У психотерапевта появляется гипотеза, что точно так же он изолирует себя от контакта с другими людьми и в жизни, не замечая их и делая себя неинтересным. Психотерапевт обращает на это внимание, и оказывается, что избегать контакта и изолировать себя человека побуждает желание избежать естественного волнения и смущения, возникающего при контакте двух людей.


•     Прояснение того, как сам себе клиент объясняет свои затруднения. Видит ли он причину в других людях? Или в событиях раннего детства? В неблагоприятно сложившейся ситуации? Предполагает ли он свое участие в создании проблемной ситуации? В чем его роль? Винит ли себя? Вообще, рассматривает ли он эту ситуацию через призму чьей-либо вины? и т.д.


•    Прояснение значений слов, которые использует клиент, чтобы избежать эффекта ложного понимания. Что именно имеет в виду клиент под тем или иным словом? И прояснение адресатов чувств и желаний. Например, клиент говорит, что ему не хватает поддержки от близких людей. Очень важно прояснить от кого именно не хватает поддержки, и что именно клиент имеет в виду под словом «поддержка».


•    Прояснение того, что кажется терапевту непонятным или любопытным в рассказе клиента, что вызывает удивление. Например, клиент рассказывает, что лет с 7-8 очень тревожился за свое будущее финансовое благополучие и хотел много зарабатывать. Это удивляет терапевта, и он спрашивает, с чем это было связанно? Клиент, задумавшись, вспоминает, что он учился в престижной школе, где учились дети состоятельных родителей, сам же он был из простой семьи, и постоянно испытывал стыд по этому поводу.


•    Прояснение ожиданий от психотерапии. Чего именно ждет клиент от психотерапии в данной ситуации?


•    Тестирование запроса на реалистичность.
Умение отвергать нереалистичный запрос.


•    Прояснение желаний от терапевта. Попытка понять скрытый запрос. Например, клиентка говорит о желании улучшить отношения в семье, что испытывает чувство вины за измену мужу, при этом описывает мужа, как человека, с которым просто невозможно быть рядом. В какой-то момент у терапевта появляется предположение, что скрытый запрос – это «скажите, что я не виновата», «подтвердите, что виноват он».


•    Умение «возвращать» клиенту его высказывания в сжатом виде, без искажений.


•    Выделение реальной фигуры: блокированного желания, чувства, действия или умения.


•    Перевод изначального запроса на язык личной ответственности. Например, изначальны запрос «повысить самооценку» может трансформироваться в «хочу научиться проживать отвержение и, при необходимости, отвергать самому, хочу научиться конкурировать с другими мужчинами».

 

 

Николай Пугач

психолог, психотерапевт
Руководитель Высшей Школы Гештальт-Терапии в Ижевске

Нет комментариев. Ваш будет первым!